Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Устный счёт

Замки, которых нет в википедии

Вчера мы с Германом оказались в дивном месте - замке Лаваль неподалёку от Лиона. Правильнее было бы назвать его шато, потому что замок, точнее, то, что от него осталось, был перестроен в XIX в. Формально это находится уже в Божоле, и внешний вид этого шато, в самом деле, так и просится на винную этикетку:



Collapse )

Ну и с погодой повезло: +25 и солнечно.

Люблю французскую глубинку.
Устный счёт

Герман и настоящая Франция

Устный счёт

Движение по Кольцу. Легко ли быть молодым? (окончание)


Забавный факт. Когда Караян репетировал "Зигфрида", скончался его друг - выдающийся дирижёр Йозеф Кайльберт. Умер обычной для своей профессии смертью - дирижируя "Тристаном и Изольдой". После этого Караян решил провериться: пришёл на репетицию третьего действия, обмотанный проводами и увешанный датчиками, контролировавшими состояние его сердечно-сосудистой системы (тот ещё был мастер перформанса). В общем, как только музыка началась - пульс подскочил с 67 до 148 ударов в минуту, а потом постепенно вернулся в норму, чтобы подскочить во второй раз, когда приближалось верхнее до у Брюнгильды. Потом Караян переслушал запись - все показатели ССС во время прослушивания были такими же как и на репетиции. Судя по воспоминаниям о Караяне, личностью он был малосимпатичной (и из-за этого многим не нравится его творчество), но некоторые эпизоды наподобие этого говорят о том, что он был не только любившим денежки прохиндеем от искусства.

Вот потрясающе сделанное вступление ко второму акту "Зигфрида". Начинается оно с темы великанов, но как звучит этот некогда громовый лейтмотив - тихо-тихо у литавр и чередуясь с темой дракона, которую излагает туба. Всё это рисует образ затаившегося Фафнера. Затем возникает суровая и мрачная тема проклятия, настойчиво повторяемая дважды и предвещающая кровавые события. Тут же появляется мятущаяся и пружинящая, никогда не находящая покоя тема Альбериха (думаю, Толкиен во многом с него срисовывал своего Горлума). И всё это приводит к взрыву на одном из лейтмотивов золота. Данный отрывок прекрасно демонстрирует изысканную сдержанность караяновской трактовки.

Итак, на чём я остановился в прошлый раз. На образе Странника. Даже не глядя в либретто, быстро понимаешь, что это Вотан инкогнито. Быстро, но всё же не сразу, так как Вагнер даёт Страннику новый лейтмотив. На мой взгляд, Странник - самая сложная роль во всём "Кольце". Если не вокально, то драматически уж точно. Его мотивацию и логику действий понять практически невозможно. Увы, часто делается так, что выдающийся певец, спев Вотана в "Валькирии", идёт отдыхать, а партия Странника перепадает кому поплоше (один из многочисленных примеров - миланская "живая" запись Фуртвенглера). И как хорошо, что у Караяна это снова Томас Стюарт - один из самых любимых моих певцов. Вопреки уже цитировавшемуся здесь критику Мунтцу, я считаю, что благородный, ну может быть, самую капельку блеющий тембр Стюарта подходит к партии Странника как ключ к замку или, если угодно, как субстрат к активному центру фермента. Затаив дыхание мы наблюдаем, как шаг за шагом Вотан совершает политическое самоубийство.

Collapse )