Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Устный счёт

Ричард Докинз, "Река, выходящая из Эдема": ещё один перевод сдан!

По обыкновению дублирую здесь свой вчерашний пост из фейсбука. Но с добавлением цитат.

Товарищи, у меня огромная радость! (с) Очередная. Я только что закончил перевод книги Ричарда Докинза "Река, выходящая из Эдема". Те, кто читает мой фейсбук, знают, что год выдался у меня как никогда напряжённый — шутка ли, три премьеры отыграли с нашей русской студией, плюс текущая преподавательская работа с французскими студентами, плюс ещё кое-что по мелочи. Но мне всё мало. Покой нам только снится. (с)

"Река, выходящая из Эдема" опубликована в оригинале в 1995 г., то есть спустя целых 9 лет после предыдущей книги Докинза — знаменитого "Слепого часовщика". И в каком-то смысле является его сиквелом. Докинз как будто берёт некоторые темы, кратко намеченные в "Слепом часовщике" и развивает их глубже, рассматривая под новыми углами. Однако если вы вдруг ещё не читали "Слепого часовщика" (в моём переводе, разумеется), то это, конечно, очень стыдно, но никак не помешает вам насладиться "Рекой, выходящей из Эдема", произведением совершенно самостоятельным.

Подзаголовок у книги — "Жизнь с точки зрения дарвиниста". Таким образом, её название, отсылающее читателя к книге Бытия, провокационное. Что же Докинз имеет в виду под рекой, выходящей из Эдема? Реку генов, неумолимо текущую на протяжении миллиардов лет сквозь сменящие друг друга временные сосуды, называемые организмами, и разветвляющуюся на миллионы отдельных рукавов, называемых видами.

И это не просто красивая метафора — это наглядный образ, с помощью которого можно разъяснить многие интересные и сложные явления живой природы. Кроме того, за этим образом стоит та глубокая гуманистическая идея, что научное вИдение мира — оно не только правдивее, но ещё и неизмеримо поэтичнее и прекраснее любых мифов о происхождении Вселенной и жизни в ней. Если бы людям только хотелось открыть глаза на эту красоту, вместо того чтобы удовлетворяться глупыми старыми баснями!

Собственно, потому-то я и трачу своё время и силы на переводы книг Докинза, что считаю это делом первостепенной важности. Решить проблемы, стоящие перед человечеством сегодня, — проблемы громадные, грозящие нам гибелью, — можно с помощью только одного средства, и имя ему — просвещение. Перевод качественных просветительских книг — мой очень скромный вклад, моя крошечная лепта в спасение планеты Земля.

Книга небольшая — всего пять глав. Приведу несколько цитат.

Collapse )
Устный счёт

Это очень хорошо!

Для тех, кто читает меня не в фейсбуке.

Друзья, мой гениальный брат снова выложил шедевр. Мне снова неловко говорить об этом в таких выражениях, ибо предвижу обвинения в предвзятости. Но я искренне ошеломлён. И не делиться этим своим ошеломлением с друзьями только по той причине, что его источник — мой близкий родственник, вот это было бы настоящей предвзятостью.

Знаю, что кто-то из вас уже читал его "Очерки новейшей истории Средиземья". Так вот — теперь готово продолжение, и всё вместе вполне тянет на законченную и очень увлекательную повесть, которая, начавшись как хиханьки да хаханьки, постепенно приобретает подлинно трагический размах. В лучших традициях великой русской литературы.

Кстати, я действительно считаю, что современная русская литература, дабы не ронять планку, должна быть именно такой, а не... Ну ладно, об этом в другой раз.

И пусть вас не смущают герои Толкиена. Их использование — взвешенный художественный приём, позволяющий с относительным комфортом обсудить некоторые крайне болезненные темы современности. Кстати, этот приём — обращение к хорошо известным героям и сюжетам, уже ставшим частью массовой культуры, — отнюдь не нов. "Каменный гость" Пушкина, "Дон Жуан" А. К. Толстого, "Амфитирон 38" и "Троянской войны не будет" Ж. Жироду... Надеюсь, никому не придёт в голову обвинять этих авторов во вторичности? Вот и "Очерки новейшей истории Средиземья" — произведение абсолютно самостоятельное и в высшей степени оригинальное. Никакого отношения к многочисленным фанфикам оно не имеет.

Любители постмодернистских штучек тоже будут довольны. Текст повести представляет собой плотную вязь из цитат и аллюзий. Причём особенно приятно то, что это в данном случае отнюдь не самоцель.

Да, конечно, многие могут обидеться. Политкоректностью произведение, на первый взгляд, не отличается. Но приглядевшись, становится очевидно, что обижаться надо абсолютно всем. Или уж никому, что, наверное, умнее. Это не неполиткорректность, а "ума холодные наблюдения и сердца горестные заметы". Не повесть-глумление, а повесть-предупреждение.

Но небольшой дисклеймер всё же необходим: тем, кто привык делить мир на чёрное и белое, а людей — на врагов и своих, лучше не тратить своё драгоценное время на чтение повести, а, я не знаю, пойти почистить сортир какой-нибудь.

Остальным же очень рекомендую прочесть. Особенно если вы настоящие любители изящной российской словесности. Потому что это вот она самая и есть. Не только в плане увлекательности сюжета и глубины содержания, но и в том, что касается богатства языка и отточенности стиля. А это куда большая редкость.

"Очерки новейшей истории Средиземья" связаны общим сюжетом, но не слишком сильно. Автор старается сделать так, чтобы любой очерк мог быть прочитан как самостоятельное произведение. Но связь всё-таки есть — как в случае, скажем, с "Человеческой комедией" Бальзака или "Ругон-Маккарами" Золя. Поэтому для получения наибольшего удовольствия рекомендую читать в следующем порядке. Даю ссылки и сопровождаю их небольшими цитатами — надеюсь, они разожгут ваш читательский аппетит.

1) "Прелюдия":

Новейшая Эпоха в истории Средиземья началась одним прекрасным утром, когда Саруман, как обычно, вышел на балкон своей высочайшей башни – Ортханка, чтобы успокоить толпу здоровенных гоблинов, привычно собравшуюся требовать хлеба. Поскольку хлеба на всех у Сарумана не было, не Иисус же он, в конце-то концов, то, по устоявшейся традиции, маг собирался заменить хлеб – зрелищами.

2) "Степь да степь кругом":

Одуряющая жара стоит над миром – лето в последнем припадке безумия. Солнце жарит отчаянно, ленивый ветерок не освежает, а только поднимает над выжженной равниной пыль. Трава, еще недавно сочная, вытянула из измученной земли все соки и теперь вянет: пожухшая, выцветшая, никому не нужная. Невзрачные, блеклые, несъедобные злаки выбрасывают в сухой воздух еще более сухую пыльцу и отдают ее на волю ветру.  Вот пчела заметила цветок – крохотный, но влажный, точеный, живой – он, как маленькое чудо, стоит посреди пустоты и безмолвия. Капля нектара, горстка пыльцы – маленький пир в пустыне — и снова в путь. И опять безмолвие. Ни зверя, ни звука… Только кузнечики будто не замечают ничего. Твитнул один, ретвитнул другой и вот уже вся степь заполнилась дурманящим бессмысленным стрекотанием.

3) И — так сказать, кульминация, апофеоз — "Конец истории" (даю ссылку только на первую часть, а дальше надо просто кликать на продолжение):

На привале речь естественным образом зашла о прекрасных половинах народов Средиземья. Генерал Элроир хлебнул здравура и пустился в воспоминания.

— Вот стояли мы помню в маленьком и древнем гондорском городишке. Меньше, — он показал, — хоббитятской пиписьки. Сами понимаете, господа, провинция, развалины какие-то, музей, театр, картинная галерея, короче, скука. Бары закрываются в одиннадцать. Солдату нечем себя развлечь, а от этого, ясное дело, страдает дисциплина. Пробовали мы было приударять за местными красотками, но, вы не поверите, и это приелось. – Элроир наклонился вперед, растопырил пальцы и стал немного напоминать рассказчика с картины «Охотники на привале». – Эльфийки – холодные, человеческие самки – гопота одна, только мозги парят, хоббитянки, - лицо эльфа вдруг приняло задумчивое выражение, будто он решал какую-то сложную этическую проблему, - интересно, конечно, но до конца непонятно, если честно, легально это или нет. И знаете, до чего мы додумались? — Он торжествующе поглядел на собеседников. — Гномихи! — Генерал назидательно поднял палец и повторил, — Гно-ми-хи - это вещь! Страсть, огонь, экзотика, этот, эротизм. — Элроир вдруг замялся. — Немножко, правда, смущает поначалу, что они с усами и бородой. — Он посопел носом, как перед стопкой здравура. — Зато потом, когда привыкнешь, нормуль.

Или вот ещё:

Гэндальф улыбнулся.

— Знаешь, чем ты мне всегда нравился, Радагаст? — спросил он.

Радагаст покачал головой. Впрочем, вопрос был явно риторическим.

– Ты ведь родился в Мордоре в конце Позапрошлой Эпохи, — издалека начал отвечать самому себе Гэндальф, — и даже неплохо ее помнишь, а значит, повидал всякое. Один десяток яиц в одни руки чего стоит. Помнится, ты мне битый час объяснял, как такое возможно, и я все не мог понять, а я ведь не случайно заседаю в Совете Мудрых. Потом ты жил в Мордоре почти всю Прошлую Эпоху, когда гоблины согласились бы и на пяток яиц в одни руки, но такой опции им почему-то никто не предлагал. Наконец, ты видел и Новейшую Эпоху, когда плеть не только вообразила себя гениальной, но, кажется, даже сумела многих в этом убедить. Не забудем и про то, что еще ты жил в Гондоре, жил так долго, что даже десятичные дроби стал отделять точкой, а не запятой. – Маг сделал паузу и улыбнулся. – И все-таки не растерял всех иллюзий.

Друзья, я действительно считаю это произведение выдающимся явлением современной литературы! И даже испытываю лёгкую зависть к тем, кто только начнёт сейчас его читать. Я, конечно, понимаю, что для некоторых любое явление становится явлением не раньше, чем о нём напишут, к примеру, в журнале "Афиша". Таких людей убеждать в чём-либо бессмысленно, да и не хочется. Ну а остальным от всей души желаю приятного чтения!

Устный счёт

Бриттен в Тольятти!

Давненько я ничего не писал в ЖЖ, но вот появился хороший повод.

Очень рад всем сообщить, что тольяттинский международный фестиваль CLASSICA OPEN - наш замечательный фестиваль - возвращает себе уже некогда завоёванные территории и обещает быть в этом году крайне интересным.

Вообще-то фестиваль был и в прошлом году, но по ряду причин проводился в более скромном формате, чем обычно, и не мог позволить себе оперную постановку. Поэтому я в нём не участвовал, и - нет худа без добра - впервые после трёх лет подряд без летнего отдыха съездил с семьёй в августе на море.

Но вот отличные новости! Фестиваль в этом году не просто будет, но выйдет на федеральный уровень. Впервые за свою уже более чем 10-летнюю историю он проводится - в том числе - при поддержке Министерства культуры РФ. Очень хочется надеяться, что этот отрадный факт откроет перед фестивалем, который основали выдающийся дирижёр Анатолий Левин и директор Тольяттинской филармонии Лидия Семёнова, новые перспективы.

Более того, в этом году и наши оперные начинания приобретут некий официальный статус: в рамках фестиваля будет действовать Лаборатория музыкального театра. Ну а поскольку ходят упорные слухи, будто я в этом деле что-то понимаю, то возглавлять эту лабораторию буду я.

Результатом нашей деятельности станет постановка оперы Бенджамина Бриттена "Маленький трубочист". Специально для этой постановки было решено сделать новый русский перевод либретто. Сделал его, как вы можете догадаться, я сам.

Почему новый перевод?

Действительно, почему? Ведь, в отличие от случая с "Доктором Мираклем" Жоржа Бизе, которого мы ставили два года назад, и который никогда прежде не шёл в России, здесь уже существовал русский перевод, сделанный Ириной Ивановной Масленниковой. Именно в её переводе "Маленький трубочист" с большим успехом исполнялся в Камерном музыкальном театре Покровского, а также в Уфе. Так чем же он был плох?

Собственно говоря, так вопрос ставить неправильно. Разве Пастернак взялся переводить "Фауста" и "Гамлета", потому что переводы Холодковского и Лозинского никуда не годились? Я большой поклонник прекрасной артистки Ирины Масленниковой, и если бы речь шла о том, чтобы спеть Снегурочку, никогда не осмелился бы с ней соперничать. Но эквиритмичный стихотворный перевод - дело другое. Здесь я чувствую себя вполне конкурентоспособным. Поэтому субъективный вопрос, чья версия лучше, я оставляю публике и критикам. Назову лишь те особенности своего перевода, которые позволяют мне считать его объективно более аутентичным.

Collapse )
Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). Окончание

Начало здесь.

V.

Дядя Боря и тётя Дуня встретили Марусю очень приветливо.

— Ну что, как сессия? Как всегда отлично? — с порога спросил дядя.

Маруся была отличницей только в школе, но решила не вдаваться в ненужные подробности. Как только она вошла, на неё сразу же дохнуло удушливым запахом нечистоплотности, к которому надо было ещё привыкнуть, прежде чем начать нормально разговаривать.

Collapse )

Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 9

Начало здесь.

III.

На следующее утро Маруся проснулась в превосходном настроении. Отец ушёл до её пробуждения, мама покормила её настоявшимся вчерашним борщом, а после еды спросила:

— Ну что, Марусенька, покушала, теперь, наверно, по гостям пойдёшь? — судя по голосу, у неё тоже было отличное настроение.

— По каким ещё гостям? — изумилась Маруся и поёжилась от одной мысли выходить на мороз.

— Ну, к каким-нибудь школьным подружкам своим, — простодушно ответила на вопрос дочери Ольга.

— Мама! — начала раздражаться Маруся. — Сколько раз я тебе говорила: нет у меня никаких школьных подружек.

— Как это нет?

— Так это нет! Ну подумай сама, какие они мне подружки! Вот припрусь я к ним, и что скажу? Здравствуйте, я ваша тётя? Ну о чём мне с ними разговаривать?

Мать пристально посмотрела на дочь и заметила, хитро усмехаясь:

— Нет, всё-таки ты у меня дикарь.

Collapse )
Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 8

Начало здесь.

II.

— Значит так, мать уже всё приготовила, — говорил Василий своей дочке, — щи сварила, курицу пожарила с картошечкой. Придём — и сразу ужинать.

Наконец-то она поест по-человечески: вкусно, сколько хочется и не самой приготовленного. Эта мысль чрезвычайно грела Марусю, пока она шла бодрым, быстрым шагом рядом с отцом, поводившим плечами от холода.

— А что, мотоцикл так и не починили? — весело спросила она.

— Нет, доченька, — извиняющимся голосом ответил Василий. — К следующему разу обязательно.

Несмотря на радость, Маруся чувствовала себя слегка неуютно из-за того, что с самого вокзала они повернули не туда, куда обычно поворачивали. Тёмные улицы, по которым они шли, были малознакомыми и казались чужими.

— Папка, а как квартира? Расскажи.

Collapse )

Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 5

Начало здесь.

VIII.

Маруся проснулась поздно и в отличном настроении. Быстро встала, прежде всего набрала и поставила чайник, затем оделась, умылась, убрала постель и села ждать Лизу. Действительно, просто сидела и ждала, потому что взвинченное состояние психики не давало ей возможности чем-либо заниматься или хотя бы просто читать. Впрочем, Маруся не была большой любительницей чтения.

Примерно через полчаса её приятное волнение начало сменяться безотрадной тоской. «А может, за ней сходить?» — спросила она себя, чувствуя, что ждать больше не в силах.

Collapse )

Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 4

Начало здесь.

VI.

Сестра Маруси Лидия была старше её на семь лет. Она закончила институт и работала на одном из московских оптовых рынков. Жила Лида у Анвара, своего непосредственного шефа, которому было пятьдесят шесть лет и который имел в Ереване жену и четверых детей.

В тот вечер она никого не ждала. Анвар улетел на несколько дней в Ереван. Накинув на плечи толстую кофту, Лидия сидела на сонно освещённой настенным светильником кухне и, ни о чём не думая, курила сигарету за сигаретой. Время от времени она сосредоточенно тушила окурки, с силой сминая их о массивную стеклянную пепельницу.

Collapse )

Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 3

Начало здесь.

V.

Выйдя от Саши и Лизы, Валя направился в магазин, где купил шесть бутылок пива. Затем пошёл к Марусе.

Она ему понравилась. По крайней мере, сейчас он хотел с ней выпить и поговорить. Вале было одиноко, он скучал без женщины, и появление этой симпатичной и тоже одинокой девушки казалось Вале подарком судьбы.

Выпитое вино сообщило ему приподнятое настроение. Выйдя из лифта, Валя перехватил поудобнее пакет с пивом и, весело насвистывая, решительным шагом пошёл прямо к Марусиной двери, придумывая на ходу, что сказать.

Он постучал в дверь. Никто не открыл. Постучал ещё, прислушался: в комнате ничего даже не шевельнулось. Вале это не понравилось, поскольку шло вразрез с его планами. Несколько раз он пнул дверь ногой — результат был тот же. Тогда он осторожно, чтобы не разбить бутылки, гулко громыхнул по двери пакетом с пивом — никакой реакции.

«Ну и куда же я пойду со всем этим», — разочарованно подумал Валя.

Collapse )

Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 2

Начало здесь.

IV.

— Ещё она любит про своего двоюродного брата рассказывать. Славик его зовут. Он здесь в армии служит. И теперь мы следим за каждым шагом сего доблестного защитника отечества.

— А почему вы её называете Маруся?

— Да так как-то пошло. А! Она так с самого начала представилась.

Collapse )