Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Устный счёт

Сто минут маскарада

Станиславский в своей книге «Работа актёра над собой» описывает интересный случай (возможно, вымышленный): педагог Аркадий Николаевич Торцов (alter ego самого Станиславского) предлагает своим студентам устроить «маскарад».

— <...> Да, вот что мы сделаем, — придумал тут же Аркадий Николаевич, — на следующем уроке мы устроим маскарад.
?!.. Общее недоумение.
— Каждый из учеников должен создать внешний образ и скрыться за ним.
— Маскарад? Внешний образ? Какой внешний образ?
— Все равно! Тот, который вы сами выберете, — пояснил Торцов. — Купца, крестьянина, военного, испанца, аристократа, комара, лягушки или кого или что заблагорассудится. Гардероб, гримерская предупреждены. Идите туда, выбирайте костюмы, парики, наклейки.
Это заявление вызвало сначала недоумение, потом толки и догадки, наконец, общий интерес и оживление.

Затея эта оказалась в итоге не слишком удачной. Из всех студентов только некий Названов (ещё одно alter ego автора) сумел «попасть» в удачный образ: гадкого, наглого, невежественного критика.

Основной проблемой большинства оказалось то, что они играли «вообще»: «вообще» купца, «вообще» военного, «вообще» аристократа. То есть, в меру своей наблюдательности, присваивали черты, характерные для той или иной группы лиц, но за этими общими чертами не было видно никакой индивидуальности — живого, конкретного человека.

В учебнике «Мастерство режиссёра», выпущенном недавно в ГИТИСе, Н. А. Зверева пишет об этом эксперименте Станиславского следующее:

Устраивая со своими учениками «маскарад» и анализируя его весьма неожиданные результаты, Станиславский создает одно из новых интереснейших упражнений в системе воспитания актера. Честно говоря, я этого упражнения ученикам никогда не предлагала и не слышала, чтобы им пользовались другие педагоги.

Ничего удивительного! Упражнение не только «интереснейшее», но и сложное, трудоёмкое, с плохо предсказуемыми и трудно анализируемыми результатами.

Ну, в общем... Не слышали — так услышьте. Я решил провести этот бесчеловечный эксперимент над студентами первого года обучения Лионской театральной школы. И результатом, в отличие от Станиславского, оказался очень удовлетворён.

Правда, я несколько изменил упражнение, в чём-то сделав его проще, а в чём-то ещё сложнее. Во-первых, я не стал «бросать» студентов в этот «маскарад» с бухты-барахты, дав всего три дня на размышления, как это сделал Торцов у Станиславского. Напротив, я предупредил их в самом начале учебного года, ещё в сентябре. Кроме того, перед самым «маскарадом» я усиленно натаскивал их всевозможными более простыми упражнениями на характерность. Мы даже провели «маскарад» на две недели позже запланированного — только когда я почувствовал, что уже можно рискнуть.

А во-вторых, если у «Торцова» сам «маскарад» длился недолго: педагог быстро просматривал студентов и их персонажей по очереди, то я решил устроить настоящий хардкор званый вечер: студенты, каждый в своём образе, были моими «гостями», и должны были на протяжении 1 часа 40 минут жить, знакомиться, взаимодействовать со мной и друг с другом, ни на мгновение не выходя из образа. В этом смысле я поставил перед ними задачу более сложную, чем предполагал Станиславский. Но и, как мне кажется, более полезную: ведь в театре бывает, что актёру приходится «жить» в образе и на протяжении трёх часов кряду, и даже ещё дольше.

Скажу честно, накануне «маскарада» я так струхнул, что почти не спал ночь. Меня беспокоили мрачные мысли. Не слишком ли высоко я замахнулся? Не потому ли это упражнение никто не делает, что оно попросту невыполнимо? Как-то ребята завтра справятся? Без помощи и подсказки, без спасательного круга в виде авторского текста! А тут ещё вечные жалобы других педагогов на бескультурье и неграмотность новых поколений студентов. Хватит ли им элементарно широты и кругозора, чтобы в течение столь долгого времени правдиво говорить и действовать не от своего имени? А что делать, если всё пойдёт совсем плохо? Прервать? Взять ответственность на себя? И это после стольких приготовлений! Как при этом сохранить лицо? Как работать с ними дальше?..

К счастью, эти бессонные размышления прервал будильник, и я поплёлся на занятие, навстречу неизвестности.

Collapse )
Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 3

Начало здесь.

V.

Выйдя от Саши и Лизы, Валя направился в магазин, где купил шесть бутылок пива. Затем пошёл к Марусе.

Она ему понравилась. По крайней мере, сейчас он хотел с ней выпить и поговорить. Вале было одиноко, он скучал без женщины, и появление этой симпатичной и тоже одинокой девушки казалось Вале подарком судьбы.

Выпитое вино сообщило ему приподнятое настроение. Выйдя из лифта, Валя перехватил поудобнее пакет с пивом и, весело насвистывая, решительным шагом пошёл прямо к Марусиной двери, придумывая на ходу, что сказать.

Он постучал в дверь. Никто не открыл. Постучал ещё, прислушался: в комнате ничего даже не шевельнулось. Вале это не понравилось, поскольку шло вразрез с его планами. Несколько раз он пнул дверь ногой — результат был тот же. Тогда он осторожно, чтобы не разбить бутылки, гулко громыхнул по двери пакетом с пивом — никакой реакции.

«Ну и куда же я пойду со всем этим», — разочарованно подумал Валя.

Collapse )

Устный счёт

"Новая квартира" (повесть). 2

Начало здесь.

IV.

— Ещё она любит про своего двоюродного брата рассказывать. Славик его зовут. Он здесь в армии служит. И теперь мы следим за каждым шагом сего доблестного защитника отечества.

— А почему вы её называете Маруся?

— Да так как-то пошло. А! Она так с самого начала представилась.

Collapse )

Устный счёт

Кармен

Начал на сайте "Орфея" цикл этюдов о своей любимой опере.

<<Всем известно, что на премьере «Кармен» с треском провалилась. Что артисты не поняли новаторской музыки Бизе, что буржуазная публика сочла сюжет безнравственным и освистала трагическую концовку, и что только мудрый Ильич, с добрым прищуром глядя в будущее, уверенно предрекал, что «через десять лет это будет самая популярная опера в мире». Также всем известно то, что автор, не смогший вынести того враждебного приёма, которому подверглось его любимое детище, от горя слёг и угас буквально через три месяца после злополучной премьеры. Я прекрасно помню, как, будучи маленьким, люто негодовал на эту зажравшуюся буржуазную публику, которая цинично освистала шедевр и затравила гения в расцвете творческих сил. У-у-у-у, сволочи!

Эта слезливая байка, дитя свободы, кочует из учебника в учебник уже не одно десятилетие, и, как вы уже, наверное, догадываетесь, к реальности имеет очень мало отношения.
>>
Устный счёт

Что может собственных платонов и прочих разных там гандонов...


Недавно, бесцельно слоняясь по "Википедии", наткнулся на статью про так называемое "дело Бейлиса". Это омерзительная история, аналогичная "делу Дрейфуса", только имевшая место в Киеве. Именно к этим двум судебным процессам апеллирует шутка Виктора Шендеровича: "Когда меня бейлис, я дрейфус".

Для тех, кто не в курсе или подзабыл, буквально в двух словах изложу суть дела. В 1911 г. под Киевом был найден труп зверски убитого подростка. К несчастью, дело оказалось крайне простым, круг подозреваемых был очерчен практически сразу: это были отморозки из банды, возглавляемой некой Верой Чеберяк. Однако властям очень хотелось увидеть в этом деле "еврейский след", а убийство выдать за "ритуальное". В итоге пришлось сменить не одного следователя, прежде чем нашёлся догадливый, который понял, чего от него хотят. Уголовное досье на Чеберяк бесследно исчезло, а главным обвиняемым сделался некий Бейлис, который и евреем-то был лишь по крови, а религией совершенно не интересовался. Бедного мужика мутузили два года, за это время в прессе развернулась страшная антисемитская истерия, а к настоящим убийцам мальчика государство приставило охрану, чтобы защитить их от возможной расправы. Начался отвратительный и шумный процесс с привлечением "специалистов", авторитетно и компетентно рассуждавших, свойственно ли евреям убивать христианских детей. Поразительно, что из личного дневника государственного обвинителя видно, что он не сомневается в невиновности Бейлиса и в виновности Чеберяк, однако это не мешало сему государственному мужу "честно" выполнять свою работу на благо веры, царя и отечества.

Collapse )
Устный счёт

Великий, могучий, заумный и пустопорожний???

(философское исследование)

1. Как натянуть презерватив на глобус?

2. Такой анекдот мог возникнуть только в русскоязычной (ну или только в славяноязычной) языковой среде.

3. Для любого нормального европейца, независимо от образования и интеллекта, глобус - это нечто сферическое (к примеру, по английски globe - и глобус и шар, в первую очередь шар). А презерватив - нечто предохраняющее.

4. Для нас же оба эти слова - набор непонятных букв, зачем-то призванных обозначать крайне простые вещи.

5. Словарь иностранных слов - уникальное и патологическое порождение русской культуры.

6. Провинциальной и изоляционистской. Поневоле провинциальной и поневоле изоляционистской.

7. Допустим, какое-нибудь обычное и общее для Западной Европы слово - тот же глобус - имеет два значения: m1 и m2.

8. (Разумеется, это упрощение. в действительности любое слово имеет множество значений: m1, m2….mn-1, mn, mn + 1….m+∞ ).

9. А в русском языке у этого слова будет одно значение: m2, а первое - исходное - значение m1 будет выражаться обычным русским словом. К примеру, шар.

10. Ещё пример. Ещё одна популярная шутка: "И ты, брют". Ни в каком европейском языке она не имела бы смысла в силу своей тавтологичности.

11. В Европе Брут и брют - это одно и то же слово.

12. Фамилия Брут означает "некрасивый, грубый, сырой, брутальный". Брют - это сырое, необработанное шампанское.

13. Ни то, ни другое слово не вызывают в голове русского человека никаких ассоциаций, кроме как со своими ближайшими значениями.

14. Это невольно выбрасывает нас из контекста общеевропейской культуры.

15. Справедливости ради надо признать, что бывают и обратные ситуации. Например, иностранцы употребляют слово "матрёшка", не подозревая, что это  имя куклы - Матрёна. Как Барби. Но такие случаи редки и по большей части касаются совсем уж этнографических вещей.

16. Русскоязычный человек, впервые в жизни слыша слово "анальгин", "пенетрация",  "монархия" или "вивисекция" извлекает из него меньше информации, чем европеец в аналогичных обстоятельствах.

17. Из такого положения дел вытекает несколько следствий.

18. Во-первых, русский язык, несомненно, обогащается дополнительным количеством слов.

19. Во-вторых, текст, насыщенный "иностранными словами", ввиду того, что корни этих слов малопонятны, будет восприниматься с трудом.

20. А значит, на русском языке проще чем, скажем, на английском или французском сочинять наукообразные, малопонятные тексты, в которых содержится информации меньше, чем кажется на первый взгляд. Этим свойством активно пользуются.

21. В-третьих, в русском языке, как ни в каком другом, возможно образование тавтологичных, ничего не значащих предложений - того, что Витгенштейн называл вторичным словоупотребением. Например: "Мы ринулись в битву и оказались в самой гуще баталии". Или: "Пенетрация прошла успешно, и я проник, куда намеревался". Возможно, поэтому адекватно переводить на русский проще, чем с русского.

22. Мой брат уверен, что эта особенность русского языка придаёт ему красоту и шарм. А я вот сомневаюсь.

23. Неправильно было бы в ходе такого рассуждения давать какие-то субъективные оценки.

24. Я люблю свой родной язык.

24. Это единственная допускаемая мною разновидность патриотизма. Единственная нелюдоедская. Хотя, возможно, я просто мало думал.

25. Но подумать есть над чем.