Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Устный счёт

"История оперы" Германа Кречмара. Впечатления.

Прочёл книгу Германа Кречмара "История оперы" издания 1925 г., которую мне некогда любезно подарил главный редактор, увы, почившего в бозе сайта OperaNews.ru Евгений Цодоков. Давно она стояла у меня в планах, и вот руки, наконец, дошли.

Ну что я могу сказать. Совсем другая эпоха, совсем другая ментальность. Кречмар, этот "патриарх немецкого музыковедения" (Википедия) жжёт напалмом.

Нет, некоторые приведённые факты и высказанные по их поводу мысли очень интересны и прямо-таки восхитительны. Особенно это касается раннего периода истории оперы. Впрочем, и в этом отношении труд Кречмара уступает книге Ромена Роллана "Histoire de l'opéra avant Lully et Scarlatti", которую Кречмар, кстати, немало цитирует. Впрочем, Роллану было легче, так как он сосредоточился только на одном периоде. Кречмар же замыслил свой труд как всеобъемлющий.

Тон книги непривычно резок и полемичен. И иногда это приятно. Вот, например, пара высказываний, которые мне кажутся удачными, а то и блестящими.

Так глубоко укоренилась дурная привычка — творить историю музыки не по музыкальным произведениям, а по литературным россказням".

Или:

Часто крупные реформы вызываются не только личными достоинствами, но и недостатками творческой силы их деятелей.

Но сколь многое вызывает улыбку, а то и просто смех!

Collapse )
Устный счёт

Вильям наш Шекспир. Сонет шестьдесят наш шестой.

Ну вот, не совладал я с искушением опубликовать в фейсбуке свой перевод этого популярнейшего типа-творения. Вывешу уж и здесь, пусть будет.

СОНЕТ 66.

Я смерть зову скорей, я так устал
Знать, что достойный бьётся в нищете,
И тот беспечен, в ком душа пуста,
И что разврат - попутчик красоте,
И совершенству отведён предел,
И слабость держит силу взаперти,
И честь на службе у бесчестных дел,
И правду вслух нельзя произнести,
И выше истины - авторитет,
И гением командует дурак,
И тонет в чёрной лжи весь белый свет,
И нету силы жить, когда всё так.

Но если я, усталый, отдохну,
То брошу здесь любовь мою одну.

Collapse )
Устный счёт

Это очень хорошо!

Для тех, кто читает меня не в фейсбуке.

Друзья, мой гениальный брат снова выложил шедевр. Мне снова неловко говорить об этом в таких выражениях, ибо предвижу обвинения в предвзятости. Но я искренне ошеломлён. И не делиться этим своим ошеломлением с друзьями только по той причине, что его источник — мой близкий родственник, вот это было бы настоящей предвзятостью.

Знаю, что кто-то из вас уже читал его "Очерки новейшей истории Средиземья". Так вот — теперь готово продолжение, и всё вместе вполне тянет на законченную и очень увлекательную повесть, которая, начавшись как хиханьки да хаханьки, постепенно приобретает подлинно трагический размах. В лучших традициях великой русской литературы.

Кстати, я действительно считаю, что современная русская литература, дабы не ронять планку, должна быть именно такой, а не... Ну ладно, об этом в другой раз.

И пусть вас не смущают герои Толкиена. Их использование — взвешенный художественный приём, позволяющий с относительным комфортом обсудить некоторые крайне болезненные темы современности. Кстати, этот приём — обращение к хорошо известным героям и сюжетам, уже ставшим частью массовой культуры, — отнюдь не нов. "Каменный гость" Пушкина, "Дон Жуан" А. К. Толстого, "Амфитирон 38" и "Троянской войны не будет" Ж. Жироду... Надеюсь, никому не придёт в голову обвинять этих авторов во вторичности? Вот и "Очерки новейшей истории Средиземья" — произведение абсолютно самостоятельное и в высшей степени оригинальное. Никакого отношения к многочисленным фанфикам оно не имеет.

Любители постмодернистских штучек тоже будут довольны. Текст повести представляет собой плотную вязь из цитат и аллюзий. Причём особенно приятно то, что это в данном случае отнюдь не самоцель.

Да, конечно, многие могут обидеться. Политкоректностью произведение, на первый взгляд, не отличается. Но приглядевшись, становится очевидно, что обижаться надо абсолютно всем. Или уж никому, что, наверное, умнее. Это не неполиткорректность, а "ума холодные наблюдения и сердца горестные заметы". Не повесть-глумление, а повесть-предупреждение.

Но небольшой дисклеймер всё же необходим: тем, кто привык делить мир на чёрное и белое, а людей — на врагов и своих, лучше не тратить своё драгоценное время на чтение повести, а, я не знаю, пойти почистить сортир какой-нибудь.

Остальным же очень рекомендую прочесть. Особенно если вы настоящие любители изящной российской словесности. Потому что это вот она самая и есть. Не только в плане увлекательности сюжета и глубины содержания, но и в том, что касается богатства языка и отточенности стиля. А это куда большая редкость.

"Очерки новейшей истории Средиземья" связаны общим сюжетом, но не слишком сильно. Автор старается сделать так, чтобы любой очерк мог быть прочитан как самостоятельное произведение. Но связь всё-таки есть — как в случае, скажем, с "Человеческой комедией" Бальзака или "Ругон-Маккарами" Золя. Поэтому для получения наибольшего удовольствия рекомендую читать в следующем порядке. Даю ссылки и сопровождаю их небольшими цитатами — надеюсь, они разожгут ваш читательский аппетит.

1) "Прелюдия":

Новейшая Эпоха в истории Средиземья началась одним прекрасным утром, когда Саруман, как обычно, вышел на балкон своей высочайшей башни – Ортханка, чтобы успокоить толпу здоровенных гоблинов, привычно собравшуюся требовать хлеба. Поскольку хлеба на всех у Сарумана не было, не Иисус же он, в конце-то концов, то, по устоявшейся традиции, маг собирался заменить хлеб – зрелищами.

2) "Степь да степь кругом":

Одуряющая жара стоит над миром – лето в последнем припадке безумия. Солнце жарит отчаянно, ленивый ветерок не освежает, а только поднимает над выжженной равниной пыль. Трава, еще недавно сочная, вытянула из измученной земли все соки и теперь вянет: пожухшая, выцветшая, никому не нужная. Невзрачные, блеклые, несъедобные злаки выбрасывают в сухой воздух еще более сухую пыльцу и отдают ее на волю ветру.  Вот пчела заметила цветок – крохотный, но влажный, точеный, живой – он, как маленькое чудо, стоит посреди пустоты и безмолвия. Капля нектара, горстка пыльцы – маленький пир в пустыне — и снова в путь. И опять безмолвие. Ни зверя, ни звука… Только кузнечики будто не замечают ничего. Твитнул один, ретвитнул другой и вот уже вся степь заполнилась дурманящим бессмысленным стрекотанием.

3) И — так сказать, кульминация, апофеоз — "Конец истории" (даю ссылку только на первую часть, а дальше надо просто кликать на продолжение):

На привале речь естественным образом зашла о прекрасных половинах народов Средиземья. Генерал Элроир хлебнул здравура и пустился в воспоминания.

— Вот стояли мы помню в маленьком и древнем гондорском городишке. Меньше, — он показал, — хоббитятской пиписьки. Сами понимаете, господа, провинция, развалины какие-то, музей, театр, картинная галерея, короче, скука. Бары закрываются в одиннадцать. Солдату нечем себя развлечь, а от этого, ясное дело, страдает дисциплина. Пробовали мы было приударять за местными красотками, но, вы не поверите, и это приелось. – Элроир наклонился вперед, растопырил пальцы и стал немного напоминать рассказчика с картины «Охотники на привале». – Эльфийки – холодные, человеческие самки – гопота одна, только мозги парят, хоббитянки, - лицо эльфа вдруг приняло задумчивое выражение, будто он решал какую-то сложную этическую проблему, - интересно, конечно, но до конца непонятно, если честно, легально это или нет. И знаете, до чего мы додумались? — Он торжествующе поглядел на собеседников. — Гномихи! — Генерал назидательно поднял палец и повторил, — Гно-ми-хи - это вещь! Страсть, огонь, экзотика, этот, эротизм. — Элроир вдруг замялся. — Немножко, правда, смущает поначалу, что они с усами и бородой. — Он посопел носом, как перед стопкой здравура. — Зато потом, когда привыкнешь, нормуль.

Или вот ещё:

Гэндальф улыбнулся.

— Знаешь, чем ты мне всегда нравился, Радагаст? — спросил он.

Радагаст покачал головой. Впрочем, вопрос был явно риторическим.

– Ты ведь родился в Мордоре в конце Позапрошлой Эпохи, — издалека начал отвечать самому себе Гэндальф, — и даже неплохо ее помнишь, а значит, повидал всякое. Один десяток яиц в одни руки чего стоит. Помнится, ты мне битый час объяснял, как такое возможно, и я все не мог понять, а я ведь не случайно заседаю в Совете Мудрых. Потом ты жил в Мордоре почти всю Прошлую Эпоху, когда гоблины согласились бы и на пяток яиц в одни руки, но такой опции им почему-то никто не предлагал. Наконец, ты видел и Новейшую Эпоху, когда плеть не только вообразила себя гениальной, но, кажется, даже сумела многих в этом убедить. Не забудем и про то, что еще ты жил в Гондоре, жил так долго, что даже десятичные дроби стал отделять точкой, а не запятой. – Маг сделал паузу и улыбнулся. – И все-таки не растерял всех иллюзий.

Друзья, я действительно считаю это произведение выдающимся явлением современной литературы! И даже испытываю лёгкую зависть к тем, кто только начнёт сейчас его читать. Я, конечно, понимаю, что для некоторых любое явление становится явлением не раньше, чем о нём напишут, к примеру, в журнале "Афиша". Таких людей убеждать в чём-либо бессмысленно, да и не хочется. Ну а остальным от всей души желаю приятного чтения!

Устный счёт

Ричард Докинз, "Расплетая радугу". Новый перевод выполнен и сдан

Это лето выдалось у меня трудовым. Вначале благополучное рождение нашей театральной студии, а потом переезд — событие в теории радостное, а на практике, как известно, крайне неприятное и хлопотное.

Но не хотелось бы, чтобы между двумя этими важными жизненными вехами затерялась ещё одна существенная новость. Я наконец-то закончил свой многолетний труд по переводу книги Ричарда Докинза "Расплетая радугу".

Да-да, многолетний, так вышло: с просроченными дедлайнами, с перенесёнными сроками и просроченными новыми дедлайнами, с невыполненными обещаниями и новыми клятвенными заверениями, тоже невыполненными. Жизнь, увы, распорядилась так, а не иначе.

Ну да нечего обо всём этом говорить. Теперь главное то, что перевод готов, и я очень им доволен!

"Расплетая радугу" стоит среди книг Ричарда Докинза особняком. Настолько особняком, что многими эта книга остаётся незамеченной. Сегодня приятно вспомнить, что пять лет назад именно я во время своего визита в фонд "Династия" посоветовал им не пренебрегать ею и включить её в готовившееся квази-собрание сочинений Докинза. Теперь, увы, "Династии" уже нет, но слегка утешает то, что книги продолжают выходить.

"Расплетая радугу" — это уже третья книга Докинза, переведённая мной. И на мой взгляд, она входит в четвёрку его главных трудов. Три других: "Эгоистичный ген" (первая его книга, произведшая в 1976 г. эффект разорвавшейся бомбы), "Расширенный фенотип" (самая важная работа Докинза по мнению самого автора, глубочайшее переосмысление эволюционной теории, одна из вершин человеческой мысли XX столетия) и "Слепой часовщик" (неувядающий шедевр научно-популярной литературы — увлекательный путеводитель по дарвинизму для "чайников" и сомневающихся).

Испытываю гордость от того, что три книги из этой четвёрки впервые увидели (или вот-вот увидят) свет на русском языке в моих переводах!

Так о чём же книга "Расплетая радугу"? В чём её особенность?

Collapse )
Устный счёт

Одиночество

Пускай здесь тоже будет.


ОДИНОЧЕСТВО

Идеальный порядок.
Умные книги по стенам:
Всякие прусты-херусты.
Всё так, как надо,
Житейским не тронуто тленом.
Мило и чуточку пусто.

На кухне поваренных книг
Больше, чем вилок.
И каждый промчавшийся миг
Дышит в затылок.

Бутылка вина
И тишина.

В смартфона потухшем окне
Последние сплетни.
А в рамке на белой стене
Племянник двухлетний.

Два верных кота
И несколько тайн.
Устный счёт

Статья про очень хороший спектакль

В декабре в Лионской опере состоялось событие, которого я в этом сезоне ждал больше всего - премьера забытой комической оперы Оффенбаха "Король-морковь". Подробнее о произведении и о постановке можно прочитать, пройдя по ссылке:

Лоран Пелли признавался, что, работая над «Королём-морковью», невольно думал больше о «Сказках Гофмана», чем о «Прекрасной Елене». Дело тут, конечно, и в поверхностном сходстве «Короля-моркови» со «Сказками Гофмана»: в обоих произведениях действие открывается весёлой студенческой пирушкой, оба, в конце концов, навеяны сочинениями Гофмана, - но, быть может, и не только в этом. Возможно, несмотря на опереточные трюки, весёлые куплеты и фривольные шутки, этот «Король-морковь» вовсе не так прост, как кажется.

Даже название двусмысленно: словосочетание «le roi carotte» можно перевести не только как «король-морковь», но и как «король жульничает». Причём впервые оно встречается именно в этом смысле в романе Бальзака «Кузен Понс». Может, совпадение. А может, и нет.

Но забудем о Бальзаке и вернёмся к Гофману. Тот пишет, что внешность Крошки Цахеса «обличала маленького альрауна». Альраун — это сказочное существо, возникающее из человекоподобного корня мандрагоры. А что такое морковь, если не безобидная, обытовлённая, кухонная или, если угодно, опереточная мандрагора? (Да простят мне ботаники эту вольность).

Понимание подтекстов «Короля-моркови» осложняется ещё и тем, что произведение это — в значительной степени политическая сатира. Оно создавалось в период с 1869 по 1872 гг., а что это были за годы для Франции! Проигранная франко-прусская война, падение Империи, Парижская коммуна, установление Третьей республики. Викторьен Сарду был бонапартистом (что, собственно, нетрудно заметить и по содержанию «Тоски») и относился к числу тех, кто, не снимая с Наполеона III ответственности за произошедшие с Францией катаклизмы, всё же был сторонником его возвращения на престол, надеясь, что изгнание послужило ему хорошим уроком. То есть ровно так, как это случилось с непутёвым, но милым принцем Фридоленом! В этом свете особый смысл приобретает сцена изгнания принца, где наряду с придворными его проклинают старые заржавевшие доспехи предков, которых он опозорил. А за воцарением корнеплодов некоторые усматривают нелюбовь Сарду к политическим радикалам — то есть, буквально, к тем, кто склонен в корне менять общественное устройство. Плевок в сторону Парижской коммуны?


Кстати, для особо интересующихся, видео спектакля уже есть на YouTube, и его можно посмотреть:



Что примечательно, я был на представлении с двумя друзьями, и мы все трое остались очень довольны. Но, посмотрев видео, уже двое других моих друзей, мнение которых я обычно уважаю, написали мне, что постановка им кажется пошлой. Мне это странно, ибо режиссура Лорана Пелли мне кажется исключительно талантливой, близкой к идеалу. Возможно, просто на видео всё выглядит не так? В принципе я уже неоднократно замечал, что хорошие спектакли, буквально электризующие публику в зале, не обязательно "видеогеничны". И наоборот: в театре мухи дохнут от скуки, а смотришь запись и удивляешься: надо же, вроде ничего.

Это я к тому, что если вдруг видео разочарует - меня не винить. В театре был настоящий, честный успех. А я испытал такой восторг, какой в последнее время испытываю нечасто (и почему-то всё время на спектаклях Лорана Пелли).
Устный счёт

"Сокровище радуги". Из Джона Бойла О’Рейли

Из Джона Бойла О’Рейли

СОКРОВИЩЕ РАДУГИ

Там, где радуга нежно коснётся полей,
И трава засверкает от ласки,
Драгоценнейший клад ты отыщешь в земле, —
Утверждают старинные сказки.
Тех, кто радугу сможет проворно догнать
Через топи, леса, бездорожье,
Будет кубок хрустальный с алмазами ждать
У блуждающей арки подножья.

Оглашая весёлыми песнями дол,
Двое братьев в полях гнули спину.
Вдруг сверкающий мост перед ними взошёл,
Перекинувшись через долину.
И подумал один: «Приближается дождь,
И снопы перевязывать надо».
А другой закричал: «От меня не уйдёшь!» —
И бегом за таинственным кладом.

Через холод и зной, одержимый мечтой,
Он за радугой мчался неверной.
А она то замрёт и как будто бы ждёт,
То скрывается в зарослях терний.
Где встречал он людей — слышал смех за спиной,
Изодрал себе ноги до крови,
Но голодный и злой, измождённый, больной
Уж увидел сиянье сокровищ.

Они ближе и ближе — последний бросок,
И коснётся он чаши старинной.
Блеск алмазов ему обжигает лицо,
Все цвета вновь слились воедино!
За манящим сиянием бросился он
И достиг… Но, увы, как печально!
В гулкой бездне прервал он свой сказочный сон
И обрёл себе кубок хрустальный.

Так издревле: заботы и тягостный хлеб
Кто-то видит и в небе высоком,
А поэт — его брат — к повседневному слеп
И глядит только внутренним оком.
Хоть смешай ты их души в едином котле,
Хоть свяжи их, хоть склей их друг с другом,
Но один устремится за радугой вслед,
А другой поплетётся за плугом.

Collapse )

Устный счёт

Злоключения Гекльберри Финна во Франции

Хемингуэй, как известно, считал, что вся американская литература выросла из одной книги под названием "Гекльберри Финн". Да и сегодня по результатам опроса о самой великой книге всех времён и народов, проведённого среди 125 ведущих англоязычных писателей, "Гек" (без Чука) занял пятое место после "Анны Карениной", "Госпожи Бовари", "Войны и мира" и "Лолиты". "Хит-парад" сам по себе любопытный и, разумеется, тут есть о чём поспорить, но речь сейчас не о том.

Все мы читали эту книгу в детском или подростковом возрасте. Взявшись перечитывать её сейчас, будучи взрослым, я из интереса стал сравнивать классический перевод Нины Дарузес, который, скорее всего, читали и вы, с классическим переводом Уильяма Литла Хьюза, который познакомил с героями Марка Твена многие поколения юных французов.

И, доложу я вам... Никак я не ожидал, что сравнение окажется настолько ошеломляющим.


Collapse )
Устный счёт

"Новая квартира" - продолжение (неожиданное)

Чуть больше месяца назад я опубликовал в ЖЖ свою повесть "Новая квартира". И вот недавно выяснилось, что, оказывается, повесть принялась гулять по интернету, и теперь её можно скачать в целом ряде онлайн-библиотек. Правда, не первого ряда: на Флибусте, у Мошкова и на Либрусеке моей повести, вроде бы, нету. Но зато на куче других сайтов - пожалуйста. Хочешь - в fb2 скачивай, хочешь - в epub, хочешь - онлайн читай. Всё как у Льва Толстого, в общем.

Вначале я размышлял, как к этому относиться, но в итоге решил отнестись с юмором и даже некоторой благодарностью. В конце концов, если ты публикуешь что-то в блоге, да и вообще в интернете, то должен отдавать себе отчёт в том, что опубликованное становится де-факто общественным достоянием. Кроме того, я ведь опубликовал повесть не просто так, а потому что считаю её удачной. И, конечно, мне приятно, что кто-то тоже считает её как минимум неплохой и достойной размещения на других сайтах.

Правда, есть одно но. Неизвестный поклонник, публикуя повесть, убрал моё предисловие. А предисловие это очень важное. Во-первых, там объясняется, что произведение написано очень молодым человеком и потому содержит стилистические огрехи, которые я умышленно не стал исправлять. Но предупредить о них считаю необходимым. Кроме того, повесть написана в 90-е и о 90-х - я старался передать тогдашнюю атмосферу запустения и "порвавшейся связи времён", когда прежние формы взаимоотношений между людьми уже не работали, а новые ещё не сложились. Конечно, рано или поздно читатель и сам догадается, что действие происходит не сегодня, но прежде он будет какое-то время недоумевать в связи с мелкими бытовыми несоответствиями нынешним реалиям. Одной из целей моего предисловия было предотвратить эти читательские недоумения, дабы они никого не отвлекали от содержания как такового.

В общем, дорогой неизвестный доброжелатель! В случае, если ты читаешь эти строки, очень тебя прошу! Раз уж ты не поленился перевести мою повесть в различные форматы, не поленись и добавить туда моё маленькое предисловие! И тогда мы останемся полностью довольны друг другом и не будем иметь друг к другу никаких претензий.

Да, если кто-то ещё не прочитал повесть, но хочет это сделать, то читать её пока что надо здесь и только здесь. Все остальные копии на сегодняшний день не являются авторскими, я их не вычитывал и быть ответственным за их содержание не могу.
Устный счёт

Книга, которую долго ждали

Ну, по крайней мере, я точно ждал долго - ведь я перевёл её почти три года назад! И вот, наконец-то, "Слепой часовщик" Ричарда Докинза увидел свет и на русском языке!



Тогда, только закончив перевод, я сразу же разродился по этому поводу постом в ЖЖ. Поэтому сегодня не буду повторяться, но всё же несколько слов добавлю, так как воды утекло уже немало.

Collapse )

Итак, есть две причины, по которым я всем настоятельно рекомендую прочесть эту книгу.

Первая. Она написана невероятно красиво. Интеллектуальные построения автора доставляют эстетическое наслаждение. Глава о происхождении жизни и о чудесах ошеломляет! От рассуждений о половом отборе захватывает дух! И прочее, и прочее, и прочее...

Вторая причина более личная. Здесь, в этой книге, я достиг (для себя) максимального мастерства как переводчик. По крайней мере, таковы мои субъективные ощущения. Этой работой я доволен больше, чем переводом "Расширенного фенотипа", и те, кто так любезно хвалил тот перевод, наверняка не разочаруются и этим.

Не могу от всего сердца не поблагодарить фонд "Династия" и издательство "Корпус" за то, что они делают такое важное и благородное дело. Звучит несколько официально, но зато искренне. Я также очень благодарен всем сотрудникам издательства, принимавшим участие в выпуске книги, а особенно редактору Евгении Лавут, с которой мы провели не одну бессонную ночь у экранов компьютеров, вылизывая каждое предложение и порой жарко споря. Думаю, и мне, и ей приходилось идти на компромиссы, но если бы этой беспощадной "охоты на блох" не было, то окончательный вариант текста был бы, несомненно, менее хорош.

Вот ссылка на страницу "Часовщика" на сайте издательства. Там же выложено в открытом доступе начало книги.