Антон Гопко (antongopko) wrote,
Антон Гопко
antongopko

Category:

Pari réussi, un nouveau théâtre est né !

Для тех, кто читает меня в ЖЖ, а также для самого себя, делаю здесь компиляцию из своих последних фейсбучных постов. А то там эти тексты потом фиг найдёшь.

* * *

Подобно любому режиссёру, не имеющему в своём творческом арсенале ни папы-михалкова, ни папика-депутата, ни жены в министерстве культуры, ни закадычного друга в городской администрации, ни других тому подобных талантов, ни даже юркого лизучего с приятной текстурой языка, чтобы хоть как-то компенсировать их отсутствие, я закономерно пришёл к единственно возможному выводу.

Вдосталь наобщавшись за свою недолгую творческую жизнь со всевозможными директорами, администраторами, руководителями культур-мультур-департаментов (которые, разумеется, всегда лучше всех знают, как надо ставить спектакли), вдоволь наслушавшись непрошеных советов от разнообразных маститых и простатитых деятелей искусств (порой заметно мне уступающих по уровню образованности и общей культуры), я неумолимо, как река к морю, приходил всё к тому же единственно возможному выходу.

Выход этот простой: либо закрывать лавочку и прощаться с мечтами о театре, либо создавать свой собственный театр.

Первый вариант для моего темперамента ну совсем никак не подходит — проще сразу в петлю. Так что остаётся второй: организовывать свой театр.

Да вот только как его организовать, когда никакого начального капитала в списке моих талантов тоже не числится?

Ответ, как ни странно, есть. Его услужливо подсказывает нам вся история театрального искусства. Вот он: собрать вокруг себя заинтересованную молодёжь и подготовить из неё труппу артистов-единомышленников — таких, которые стояли бы на тех же творческих позициях, что и я, которые обладали бы именно теми знаниями и умениями, какие нужны мне, которые доверяли бы мне и с которыми я мог бы заходить в своих творческих поисках сколь угодно далеко, не опасаясь начальственного окрика сверху.

ВСЕ, абсолютно ВСЕ крупные прорывы в искусстве театра совершались именно такими маленькими коллективами единомышленников. Это правило, не знающее исключений. «Большие» театры потом охотно перенимали и тиражировали их открытия, но создавались эти открытия именно в тиши творческих студий-лабораторий.

Есть здесь и ещё один аспект — в каком-то смысле этический. Вот, предположим, тебе повезло и ты сходу попал работать в какой-нибудь театр с давней и славной историей — скажем, в Большой или в Мариинский. Очевидно, что в этот момент на тебя начинает работать реноме всех великих людей, когда-либо там творивших, — Чайковского, Шаляпина и сотен других. То же самое касается каких-нибудь МХАТа или БДТ. Ты как бы «садишься на нефтяную скважину» и эксплуатируешь созданное не тобой.

Ничего аморального в этом, конечно же, нет. Но не достойнее ли и не интереснее ли ковать своё счастье самому?

Загвоздка только в том, что маленькие амбициозные студии возникают повсюду в огромных количествах, а след в истории искусства оставляют считанные единицы. Ну что же, думал я: если я со своей студией кану в Лету — значит, туда мне и дорога, буду утешаться тем, что это было по крайней мере справедливо. Но вы, друзья, конечно же, знаете, что моё мнение о собственных творческих и профессиональных способностях весьма высоко — так что рискнуть всё-таки стоило.

И вот, пока я мусолил и пережёвывал все эти мысли, в «Старбаксе» на rue de la République, ставшем для нас, так сказать, «Славянским базаром», состоялась моя судьбоносная встреча с замечательными Мариной и Ольгой, которые давно уже вынашивали идею организовать в Лионе русскую театральную студию и готовы были взять на себя всю огромную и трудоёмкую организационную — так сказать, «земную» — часть работы. А дальше дело завертелось с захватывающей дух быстротой.

Итак, в ноябре прошлого года, то есть полгода назад, наша студия провела свою самую первую репетицию. Изначально это было всего пятеро влюблённых в театр подростков. К концу сезона это число выросло до тринадцати. Осенью ожидается новое пополнение. Назвали мы свой театрик «ОКНО» (в Европу? из Европы? в другое измерение? — трактуйте сами). В апреле успешно представили на фестивале в Марселе небольшой 20-минутный отрывок из спектакля по рассказам Чехова. А через две недели, 11 июня, на сцене популярного в Лионе театра Le Nombril du Monde впервые выступили с настоящим «полнометражным» спектаклем.



* * *
Да так выступили, что всё никак не отойду от впечатлений…

Мало того, что сыграли два двухчасовых спектакля подряд — а это и для опытных профессионалов испытание, так ещё и выступили с оглушительным успехом. Говорю это со всей ответственностью: я человек бывалый и могу отличить вежливые аплодисменты от наэлектризованной атмосферы ошеломлённого зала.

Да, это был тот редкий случай, когда увиденное на сцене даже для меня самого оказалось неожиданностью — причём, что немаловажно, приятной.

Оборачиваясь назад, поражаюсь, какую огромную работу мы проделали всего за семь месяцев. Думаю, теперь ни у кого не повернётся язык назвать наш спектакль самодеятельностью, да ещё и детской. Ребята прошли невероятный по скорости путь в сторону профессионализма. Конечно, учиться им ещё много есть чему, и опыта предстоит набраться немало. Но главный, качественный, скачок сделан.

Приятно, что на спектакль пришло много французов — в том числе незнакомых. И им понравилось ничуть не меньше, чем русскоязычной публике. Многие отметили высокое качество субтитров, а также признавались, что, будучи захвачены действием, часто и забывали на них смотреть. Даже если это всего лишь комплимент, это лучший комплимент, какой только могут услышать артисты.

В зале были представители других лионских театров, а также кафедры русского языка лионского университета. Короче говоря, кажется, нас заметили и восприняли всерьёз.

Итак, остаётся констатировать факт: в воскресенье 11 июня родился новый театр. Наш театр. Роды прошли благополучно. Конечно, есть ещё немало нерешённых проблем — в первую очередь, как обычно, проблема собственного помещения. Но в этом как раз нет ничего удивительного. Удивительно то, что кое-какие серьёзные проблемы уже решены! И это благодаря превосходной, просто суперской администрации проекта.

Наверное, нехорошо самих себя нахваливать. Но, с другой стороны, чем же ещё заниматься в интернете?

Наш спектакль называется «Чехов+». Мне очень хотелось, чтобы первое выступление нашей труппы было посвящено именно Чехову, моему любимому автору. Здесь я продолжал гнуть линию «моего» Чехова, которого я считаю единственным подлинным: паясничащего мудреца, сердечнейшего циника и мизантропа, испытывающего к своим героям сострадание, но, как правило, отказывающего им в уважении. Чехова, переворачивающегося в гробу всякий раз, когда где-нибудь на необъятных просторах с надрывом раздаётся со сцены: «В Москву!» или «Мы посадим новый сад!» или «В человеке всё должно быть прекрасно!» или «Я — чайка!» Иными словами, вертящегося там, на Новодевичьем, подобно пропеллеру.

Того же самого Чехова я пытался предъявить и десять лет назад в своём первом спектакле «Три сестры» (см. здесь и ещё здесь), но там мне для этого пришлось преодолевать колоссальное «сопротивление материала» в лице некоторых актёров и дирекции. С подростками же, чей мозг не загажен советскими исполнительскими штампами, работать значительно проще.

Первое отделение нашего спектакля называлось «Четыре рассказа Чехова». И первой частью этой тетралогии была «Хористка». Рассказ, который довольно часто используется на экзаменах по актёрскому мастерству в театральных вузах, что совершенно не помешало нам показать свою собственную его интерпретацию и сдать свой «экзамен» на «пятёрку»:


Ещё одна миниатюра по Чехову, триллер "Злой мальчик":


"Неудача" - очень короткая, но жутковатая история о том, от каких мелочей порой зависят судьба и жизнь человеческая:


И завершающая часть нашей чеховской тетралогии — «Нервы». Она взята — как, впрочем, и «Хористка» — из сборника «В сумерках», который считается переходным этапом от раннего Чехова к позднему. Я считаю этот сборник вообще едва ли не лучшим. Здесь ещё есть место бурлеску первых юмористических рассказов, но уже проступают новые черты — в частности, фирменная чеховская неспособность персонажей услышать и понять друг друга. Прямо как в этой сценке:


* * *
Однако спектакль наш спектакль называется «Чехов +». И если до этого речь шла о Чехове, то теперь я расскаху про +.

«Четыре рассказа Чехова», которые мы сыграли в первом отделении, были всего лишь легким аперитивом, разминкой мускулов. А после антракта мы представили на суд зрителей более крупную форму — спектакль «Серебряный век» по стихам Бальмонта, Цветаевой, Есенина, Саши Чёрного, Мандельштама, Агнивцева, Гумилёва и Маяковского.

Мне хотелось рассказать французской публике об этом славном и в то же время драматичном периоде в истории русской культуры. Даже наша декорация недвусмысленно отсылает зрителя к… кхм… изобразительному искусству той эпохи, что было, к нашей радости, замечено.

Заодно (и в этом была дополнительная сложность) я хотел дать возможность выступить всем участникам нашей студии — в том числе, самым маленьким, а также тем, кто присоединился к нам совсем недавно. Понятно, что с этим были связаны определённые риски. Но если хочешь добиться действительно высоких результатов, то принцип студийности должен быть превыше сиюминутных выгод.

И несмотря на то, что, конечно, были небольшие накладки, я бы сказал, что наш проект «Серебряный век» оказался большой удачей и, возможно, лучшим из всего, что мы представили в тот день. По окончании просмотра три человека независимо друг от друга назвали меня гением. Причём двое из них не были ни друзьями, ни родственниками, ни папами, ни мамами ребят. Я, конечно, ещё не настолько сдурел, чтобы принимать подобные комплименты всерьёз, но всё равно было приятно.

Понятно, что колоссальную роль в спектакле такого рода играют субтитры. И я очень благодарен моим друзьям Gérald Turjman и Florent de Dinechin за огромную помощь в переводе тех стихов, «официальных» переводов которых не нашлось ни в интернете, ни в библиотеках. Флорана я благодарю также за всю техническую работу по подготовке субтиров, а также за многое другое, всего не перечислишь.

Но главное, что сам я очень доволен. Кажется, действительно, получилось неплохо. Даже, я бы сказал, удалось добиться некой новизны без претензии на оную. А не наоборот, как это нередко бывает.

Tags: моя жизнь в искусстве, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments